Все включено

Что ещё...

Счастье

история
Когда ты приходишь с женой в онкоинститут, чтоб сдать анализы для очередной госпитализации.

Осознание (политический разговор без начала и конца)

рассказ
— Посмотри, что пишет Антон. Они осознали, наконец. Осознали! Да, все их предыдущие действия были ошибкой. Теперь они это поняли. И раскаиваются.

Хамство

история
Сижу в кафе «У Анатолия». Вдруг семья заходит. Он, она и мальчик. Сын, наверное. Ругаются. Руками размахивают, кричат. Ну, думаю, ясно.

Шляпа (фейсбучная пьеса)

пьесы
Евгений: Мне вчера в автобусе какой-то подонок на ногу наступил.
Семен: На ногу? И не извинился, наверное?

Про Олечку я говорить не хочу, слышишь? Она для меня умерла.

 

Отель олл-инклюзив в далекой южной стране. По пляжу идут Моторов и Гейнис. Оба в сланцах. Солнце жарит. Моторов упитан, страдает одышкой, лицо лоснится от пота. Гейнис кучеряв. Из одежды на обоих плавки, на плечах мокрые полотенца.

Моторов: Про Олечку я говорить не хочу, слышишь? Она для меня умерла.
Гейнис: Понял.
Моторов: Слишком она проста. Наш брак было ошибкой — жаль, я сразу это не сообразил.
Гейнис: Согласен.
Моторов: К счастью, все решилось. Мы развелись.
Гейнис (кивает)
Моторов (после долгой паузы): И что же она теперь?
Гейнис: Кажется, с Бойлем хочет встречаться.
Моторов (шокирован): С БОЙЛЕМ?! ИЗ СЕМНАДЦАТОГО НОМЕРА?!
Гейнис: Да.
Моторов: Но он же... господи боже, он же идиот!
Гейнис: Подробностей не знаю; может быть.
Моторов (убежденно): Совершеннейший идиот. И мерзавец.
Гейнис: Да, наверное.
Моторов: Вообще про него говорят, что он бывший пидор. Пидор, представляешь? Как она может с таким!
Гейнис (качает головой)
Моторов (хмурится): Совсем она с ума сошла? Меня променять на Бойля?!
Гейнис: Говорят, он богат.
Моторов (фыркает): Во-первых, это не главное. Главное — духовность. Во-вторых, неужели она правда думает, что он позволит ей воспользоваться своим богатством? Он просто использует ее и выкинет как тряпку!
Гейнис (чешет в затылке): Конечно, нельзя исключить и такой возможности.
Моторов (раздраженно): О чем эта дура думает?
Гейнис (задумчиво): Женская душа — потемки.
Моторов (останавливается): Нет, я решительно не понимаю. Она же приползет ко мне обратно на коленях после Бойля. Она же будет умолять меня, чтоб я ее простил. Неужто она считает, что я ее приму?
Гейнис (пожимает плечами): Все это довольно печально, друг мой.
Моторов (решительно): Так, Гейнис, надо возвращаться. Надо срочно пойти к ней в номер. Надо ее предупредить, пока она не наделала глупостей.
Гейнис: Друг мой, у нас же обед в час; мы не успеем. Потом ужина несколько часов ждать.
(На лице Моторова отображается мучительная борьба)
Моторов (сквозь зубы, но не без некоторой суровости на лице): Ладно, Гейнис. Пойдем на обед. Но после обеда обязательно — слышишь, обязательно! — зайдем к Оле. Ее надо спасти, ты же понимаешь.
Гейнис: Конечно, друг мой.

(Они удаляются, и на горячем песке остаются их следы. Солнце жарит. На небе ни облачка. Но вдруг — что это? — зритель слышит музыку изумительной красоты. Это чернокожий мальчик играет на тростниковой дудочке, а перед ним в пластиковом стаканчике лежит смятый доллар, и лицо его занесено песком. Мальчик голоден и худощав, жизнь еле теплится в его чернокожем теле. Внезапно на мальчика сверху падает холодильник, полный еды)

(конец)

 

 

Комментарии

Ваше имя

Текст